ОДЕССКОЕ КИНО ОБ ОДЕССЕ

Киновед,  член  Правления Национального Союза кинематографистов Украины, почётный работник  культуры Украины, академик Международной академии литературы, искусства и коммуникаций, автор и ведущий телепрограмм – всё это Евгений Женин.
В одной из новых серий четвертого сезона мультимедийного проекта «Пантеон Одессы» он рассказывает о фундаторе одесского телевидения режиссере  Игоре Кривохацком;  о редкостной души подлинном одессите – заместителе директора всемирного клуба  одесситов – Аркадии Креймере; о легендарном и любимом горожанами старшего поколения фотохудожнике  Дмитрии Зюбрицком;  о сколь неоднозначной, столь и знаковой  для Одессы  личности – Викторе Кулеваре. А когда съемки этой серии были завершены, Евгений  Женин  ответил на наши вопросы.

Редактор проекта «Пантеон Одессы» Е.З. Женин отвечает на вопросы

 — Евгений Зусьевич,  какова ваша роль в проекте «Пантеон Одессы»?

 — В титрах я значусь редактором проекта. Ну, и хотел бы считать себя одним из его соавторов. Свою задачу вижу в двух основополагающих моментах. Первое – сделать так, чтобы те люди, события те факты славной истории Одессы, которые заслуживают быть отмеченными – и вправду были достойно и убедительно отражены на экране. И второе  — чтобы это было не наскоком,  не по так называемым «современным», то есть квази-телевизионным или псевдо-кинематографическим меркам, а чтобы это было всерьёз и фундаментально, потому что я убежден: этот проект – не однодневка. Не имеет он права быть однодневкой. Мы ведь говорим об истории Одессы, и  хотя она насчитывает  немногим более двух веков,  однако  событий и невероятных виражей в ней — немерено! И если через год, или через пять лет,  да и гораздо позже, те или иные детали, о которых мы говорим  сегодня  вскользь,  окажутся существенными, и к ним можно будет обратиться,  как мы обращаемся к Энциклопедии — вот тогда, наверное,  пусть уже и после нас, можно считать, что задача выполнена. И, как редактор проекта, я вижу свою задачу именно в этом.

— Проводили ли вы исследование, какое  кино смотрят сейчас зрители?

Ответ — до простого банален: хорошее кино хотят смотреть зрители! И вовсе не надо раскладывать по полочкам, что нужно,  а  чего не нужно тут делать. Одно время вдруг категорически проповедовалась необходимость только  детского кино. Дескать, в первую очередь нужны именно детские фильмы!  В другой момент – циркулярно требовали только историческое, и никакого иного. Позвольте, а современность?… 

 — Чем в украинском  кино, на ваш взгляд, сегодня можно гордиться?  

 — Хочется отметить, что в последнее время документальное кино по уровню, превалирует над игровым. Когда есть такие замечательные мастера, как  Валерий Балаян. Андрей Загданский, вот такого калибра корифеи –  естественно, и кино получается настоящее, мощное. А в игровом кино, честно скажем, куда  больше проблем…

  — Расскажите о вашей работе с Игорем Козловым – Петровским.

  —  Нас с Игорем Козловым-Петровским связывают не только несколько десятков лет дружбы, но и те же десятки лет моей редакторской работы с ним. Игорь не даст мне соврать: более жёстко, более непримиримо его никто другой так не критикует. Зато удаётся сделать иногда и впрямь классные работы. Например, фильм «Тарантелла поздней осени» — это первое, а к тому же принятое и публикой, и профессионалами  достойное  представление  на экране гениального педагога Петра Соломоновича Столярского. Ну, а говоря о проекте «Пантеон Одессы», можно сказать, что это история города настолько плотно сгруппированная, что к ней можно обращаться даже системно, если хотите.

К слову, 19 марта должна выйти уже и книга по следам «Пантеона Одессы», и в рамках ее презентации планируем показать уже совсем новый фильм, который имеет отношение к «Пантеону…», но при этом является отдельным, самостоятельным по сюжету и форме произведением. Это документально-игровой фильм об одесской династии Толстых. Все знают об Одесском  Доме Учёных – это особняк графа Толстого. Мы знаем, как кинематографисты  любят это здание, многие популярнейшие фильмы снимали здесь – вспомните, к примеру,  «Д’Артаньян и три мушкетёра», «Опасные гастроли», «Мсье Робина» и много других кинокартин. Но далеко не все знают историю того человека, той династии с чьим именем связан этот изумительный памятник архитектуры.  Так вот, новый фильм об этом и повествует.

А ещё мне хочется обратить внимание на то, что неизменный настрой Игоря Козлова Петровского – это влюбить зрителя  в Одессу настолько же, насколько её любит он сам. Как все мы ее любим. И с таким настроем работа у нас  должна  продолжаться.

 —  Зрители сегодня избалованы: в интернете можно смотреть все. И потому – вопрос: как, на ваш взгляд, может быть воспринят ими   «Пантеон Одессы»?

— Знаете, некоторые субъективные моменты, безусловно,  имеют и объективную составляющую.  Ну, вот моя жена, когда смотрит программы «Пантеона Одессы», говорит, что ей интересно в них и то, о чем она знала раньше, и то, о чем узнала из них впервые. А она, между прочим, пристрастна и требовательна в этих вопросах. Или вот еще: другое поколение, с другими ориентирами — внуки неподдельно увлекаются тем, что они видят на экране, когда я просматриваю рабочий материал… Мне кажется, это говорит в пользу того, чем мы занимаемся, разве не так?

А если говорить шире… Так или иначе, но сиюминутные, якобы модерновые ритмы, весь этот шоу-бизнес и телевизионное мыло, которые язык не повернется назвать культурой или искусством — это всё преходящее, а вот то, что останется на годы и десятки лет – останется классика нашего кино. Судите сами. Несколько лет назад,  на открытии  Дома кино в Одессе, мы показывали фильм «Молчи, грусть, молчи» (1918г. ),  с участием Веры Холодной и Петра Чардынина. Пришла  молодёжь. И именно молодые зрители сидели буквально с открытым ртом,  они были в восторге. Прошло ещё немного времени — и мы показывали картину, созданную более 60 лет назад на нашей Одесской киностудии —  «Весну на Заречной улице» Марлена Хуциева и Феликса Миронера. Казалось бы, простая история, без спецэффектов и наворотов,  но после просмотра выходили восемнадцатилетние, которые видели картину впервые  — и они были ошеломлены, более того – озарены! Значит, если есть Искусство  — то, слава Богу, оно доступно разным поколениям.

Вот мне и хочется, чтобы то, что мы делаем, имело право прописки в категории «Искусство». Если это удастся — значит, что мы чего-то добились.