Пророческий фильм кинокомпании «Юг-фильм» об Одесском зоопарке.

В прошлом году нашей кинокомпанией «Юг-фильм», совместно с Одесской киностудией  был снят фильм «Улыбка львицы», рассказывающий о спасении животных зоопарка во время оккупации, где  одну из ролей сыграл нынешний директор одесского зоопарка – Игорь Беляков. Премьера состоялась ко Дню Рождения Одессы. Подробнее здесь.

 Сейчас наш зоопарк находится в похожей ситуации. Как же сейчас тут складывается ситуация?

 «Как только прогремели первые взрывы, я сразу перебрался сюда, — рассказывает директор зоопарка Игорь  Беляков. — Взял самое необходимое — раскладушку и собаку Годрика, это южноафриканский бурбуль. С тех пор живу здесь. Не дай Бог, что-то случится, разрушится вольер, испугаются животные — я должен быть всегда на месте».

Одесский зоопарк, к счастью, пока не обстреливали. В Харькове все гораздо хуже, там погибли животные. В Николаевский зоопарк прилетел корпус от кассетного боеприпаса к «Смерчу», а на следующий день — две ракеты, которые, к счастью, угодили в клумбу и не взорвались.

 «На сегодня мы приютили 400 животных, — рассказывает Беляков. — Собак и кошек не брали, с ними можно выехать за границу, снять жилье. Принимали тех, с кем выехать невозможно или опасно: птиц, грызунов, пресмыкающихся»…

В кабинете у сотрудницы зоопарка Ольги Павловой разместили птиц, в основном попугаев. Клетки на столе стоят в несколько ярусов. Для рабочего ноутбука место нашлось с трудом.

«В первые дни приносили очень много, сейчас поток стал поменьше. Начался обратный процесс: многие приходят, чтобы взять зверушку на передержку к себе домой. Мы всех регистрируем, записываем», — рассказывает Ольга.

 «Животные не боятся сирен, их пугают взрывы. Но у нас нет бомбоубежища, нам некуда спрятать всех — слонов, кошачьих, копытных… Поэтому мы по возможности закрываем, чтобы поменьше пугались. Слониху Венди изолировали в зимнем вольере. Проще всех — медведям: они еще в спячке, сосут лапу и не подозревают, что идет война», — улыбается Беляков.

В зоопарке жизнь идет своим чередом, сотрудники деловито развозят корм и чистят клетки. Рыжий конь Мишка, запряженный в повозку с тазами, лопатами и вилами, флегматично вглядывается в потрескавшийся асфальт. Не хватает только посетителей.

«Сейчас мы закрыты, — говорит директор. — Дело привычное: в начале пандемии нас зачем-то закрыли на целых три месяца. Не могу сказать, что сейчас нам от этого легче, да и животным такая смена привычного ритма жизни тоже на пользу не идет».

«Волонтеры сейчас пусть помогают людям, это важнее, — говорит Беляков. — А мы хорошо подготовились к ситуации. Есть запасы корма. Из 160 сотрудников выехали из города только четверо, остальные работают. Мы делаем свое дело и продержимся до Победы.

По материалам Думской.